• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэтическое (список заголовков)
22:42 

noch ein Jahr

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
19.12.2016 в 08:44
Пишет Рейтамира:

Сидишь,
в ворохе из подушек и одеял,
памятуя каждого, кого в уходящем же потерял,
нашел, отстранился, не уберег.
Сидишь в ворохе из фантиков и обёрток.
в лягушачьей шкурке, золе, трухе,
перебираешь, кого позабыть успел:
этот здесь, этот здесь, этот за сто морей,
тот тебя ненавидит. И постарел.
Мир свернулся уголками и посерел,
а здесь в золотой лужице фонаря
глаза как два уголька горят.

В бусах из памяти и потерь сидишь недвижим и неживой.

В дверях новый год, а что он принес с собой?

URL записи

@темы: Поэтическое

13:53 

там и поговорим об этом.

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Полночь по Гринвичу, пересадка в каком-то аэропорту.
На обороте билета Алиса пишет письмо Коту.
Она не помнит адреса, а если начистоту,
то адресата не помнит тоже.

- Это хрестоматийный пример автоматического письма,
созданного при помощи блюдца, кофе и недостатка сна,
Я думала о тебе. Кажется, это была весна
два или три года назад, не позже.


И еще, - продолжает она в тетради из Лабораторного корпуса Б, -
как-то сам А. играл для меня на своей трубе,
и мне вдруг захотелось рассказать об этом тебе.
Но речь сейчас не о том.

У меня есть просьба - ты не мог бы тоже меня забыть?
Ш. был прав: если не думать о ком-то, его запросто может не быть,
и тогда наблюдатель сам до конца размотает нить,
не запутываясь с котом.


Пожалуйста, - говорит она в темноту, сидя в лесу у огня, -
ты не мог бы перестать возвращаться в прошлое день ото дня?
Мне будет спокойней, если ты тоже не будешь помнить меня,
а я не буду в шкафу скелетом.


А он ей пишет: Ты знаешь, любой мой ответ на этот вопрос
был бы чрезвычайно сложен или излишне прост.
Но когда-нибудь я все же открою бар "Перпендикулярный хвост",
там и поговорим об этом.


(с) Маленький товарищ Микки-Маузер

@темы: Поэтическое, ключи

16:44 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
В декабрьском еще номере Intelligent Life была в разделе "Стиль" необычная компиляция: к изысканным украшениям с драгоценными камнями авторы писали ассоциативные стихи: так к старинного вида серьгам с оплами шел слегка пугающий текст о бабкином наследии, а к колье с изумрудами - волшебная совершенно поэма о манящих подгорных просторах. По-моему, удивительная идея - камень как будто обрел душу, и смысл, и историю желаний и тоски.

So help me, there is nothing
—not one word—I can say
that would be solid as a ring.

If I wrote you a sonnet,
would your faith in it outlast
the fourteenth line? I am no cynic,

yet since I bought this purple
gem for you, geologists in China,
Russian miners, cavers in Brazil

have struck rich plum-blood seams
and made my ring a fairground prize.
Ink under skin? What form,

what amber or aspic can hold
as prices rise and fall? The ground
shifts beneath our soles,

no trace of love will ever be
combed from my ashes,
deciphered from my DNA.

And yet my love for you is sure,
until a cache of greater love
is found, so help me, lover.

Называется компиляция, кстати, "Poetry rocks". вот тут можно посмотреть остальное.

@темы: Поэтическое, Bits and pieces

20:23 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Память — лист на ветру осеннем,
Беспощадно стирает лица
Время хищною черной птицей
Разрывает когтями тени
Просто каждый из нас боится,
Что всего лишь кому-то снится;
И хотел бы уйти со сцены,
но не сможет остановиться.

@темы: Поэтическое

02:00 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Ты сядешь на борт "Аэробуса", дорогая, и он едва
успеет взлететь, как здесь зацветут ромашки.
И по тебе чудовищно заскучают чья-то кудрявая голова
и хлопковая рубашка.

Так странно слышать, что аппарат абонента вне
зоны действия всякого смысла писать о большем.
Чёрт с ним, с роумингом, дорогая, дело во мне.
Я не Пинженин, чтоб воевать батальоном с Польшей.

А даже если и так, то вряд ли возьму туза
из колоды карт, где тузы растащены по столицам.
Моей дочери месяц, и я отражаюсь в её глазах.
Так отражают надежду стёкла любой больницы.

Ты прибудешь на родину Бродского-эссеиста,
но грани каменной Morton street покажутся узкими.
И если спросят, откуда во взгляде золото и гранит,
говори: "Я русская".
Пусть и на самом чистом английском.

© Сергеев

@темы: Поэтическое

16:06 

Sweet William's Ghost/Lady Margaret

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
There came a ghost to Margaret's door
With many a greivous groan
And aye he's tirled long at the pin
But answer she gave none
Is it my father phillip?
Or yet my brother John?
Or yet my own dear william
From Scotland now come home?

Thy faith, I troth, you'll never get
And me you'll never win
Til you take me to yon churchyard
And wed me with the ring.
Oh I do dwell in a churchyard
But far beyond the sea
And it is but my Ghost, Margaret
That speaks now unto thee

So she's put on her robes of green
With a piece below the knee
And o'er the live-lang winter's night
The sweet ghost followed she
Is there room at your head, willie
Or room here at your feet?
Or room here at your side, willie,
wherein that I may sleep?

There's no room at my head, Margaret
There's no room at my feet
There's no room at my side Margaret
My coffin is so neat.
Then up and spoke the red robin
And up spoke the grey
'tis time, 'tis time, my dear Margaret
That I was gone away

No more the ghost to Margaret came
With many a greivous groan
He's vanished out into the mist
And left her there alone
Oh stay, my only true love, stay
My heart you do divide
Pale grew her cheeks, she closed her eyes
Stretched out her limbs and cried.

@темы: Музыка сфер, Поэтическое

16:32 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
На руках заживают следы от крапивной плети, и Элиза опять - как изящный лесной бутон.
А толпа, что недавно, беснуясь, вопила: "Ведьма!", превозносит ее, называя своей святой.
И король обнимает ее виновато-нежно...
...А толпа углядела чужого, и шум растет.
Не хватило на всех лебедей колдовской одежды.
Значит, надо исправить. И все же зажгут костер.
Человеку ходить с оперением не пристало. Что за нелюдь, раз вместо руки - лишь кусок крыла?
Значит, сам он - из той колдовской и порочной стаи, если чистая жертва проклятия не сняла.
И вообще, вдруг заразен такой результат проклятий? Нет уж, нечего думать - сожжем его от греха.
А Элиза - не вздумай кричать, мол, любимый, братик! и тебе же на пользу - молчи и не выдыхай.
И не помни, что он твои сны охранял все время, позабудь его грустно-ласковые глаза,
Ты спасала его, ты шептала ночами: "Верь мне"...
Только вышло - вот так, и исправить уже нельзя.

Расцветает огонь торжествующе-злой воронкой, ликованье багровой радостью проросло.
Отвернувшись, Элиза расслышит: "Не плачь, сестренка.
Знаешь, я все равно бы не выжил с одним крылом."

@темы: Поэтическое

18:49 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Верочка тут замуж вышла. Такое внезапное преображение человека, который по сути стал певцом наших девочковых надежд и драм: знаю, что она не об этом, ну и что же с того, для меня - прежде всего об этом. Я помню, как в 2009м читала ее сборник, захлебываясь рыданиями, целый вечер, никак не могла успокоиться, пока не выревела это все. Теперь чувствую себя как будто вместе с ней внезапно выросшей. Надеюсь, что будет все хорошо, может не без драм, но с хорошим концом. Как в ее же стихах: и мы с тобой просыпаемся завтра старыми, и в одной постели на этот раз.



вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

@темы: Поэтическое

18:12 

Из осажденного десятилетия

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
***
национальная идея, говорили они,
так победим, говорили они,
мало ли, где сейчас на местах перегибы,
время такое, нужно быть четче: либо
мы их – либо они нас.
фас!
кончился ваш постмодерн, и на этот раз
кто не с нами – тот против нас.

кличет родина-мать,
зовет ее защищать,
иди, бери автомат.

от внешнего врага – а от внутреннего прежде:
вшивых интеллигентов, до сих пор живущих в надежде,
что можно всех помирить и не убивать никого.
наступай, наступай, наступай волной огневой,
с этими – разберемся.
поднимается черный дым.
так победим.
так защитим.

***
родина, мать-одиночка с кровавыми дырами вместо глаз
причитает: для того ли растила вас.
очередь навскидку, над дорогой фонтанчик пылит.
кто это там скулит?

***
знаю, будет царство этих – не злых,
но не думающих сейчас.
сохрани нас господи – не от них,
а от зверя внутри нас,
чтоб не уподобиться в ненависти святой,
чтоб не разучиться смеяться над
и бессмысленной злобой, и пафосом, и собой,
и детьми, что мечтают взять автомат.


***
сохрани нас господи, андрогинных, читающих, пьющих,
недобитых выкормышей постмодерна,
несъедобную, лишнюю человеческую гущу,
бессмысленную эстетизацию бытия, наверно.

по пьяни рисующих картины про море,
утопающих в эстетике декаданса,
господи, в логичном финале истории
сохрани нас, господи, в нашем пьянстве,
в нашем блядстве
и нашем братстве,
чтобы, когда за нами придут с автоматами – разбираться,
мы не разучились,
не разучились смеяться.

© Лемерт

@темы: Поэтическое

02:10 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Вчера после восхитительного "Only lovers left alive" Джармуша мы пили виски в баре на Рубинштейна и мальчик в красном вельветовом пиджаке "как у Теннанта в QI, когда он рассказывал Стивену Фраю про полигамию" подошел и пожелал нам найти свою любовь.
(это похоже на строчку из мемуаров в духе "мои 60-е: наркотики, алкоголь, постмодернизм")
В последнее время меня тянет на субкультуры и вечную классику: битники, halbstarke, rock around the clock, Патти Смит, The Doors и Manic Street Preachers. Я читаю раннего Каннингема и меня слегка подтапливает его философией: "Молодость - как ее ни прожигай, она все равно продлится целую вечность". Хочется, конечно, начать прожигать прямо сейчас, но после возвращения из Германии пока ни разу не получалось - и наверное так пока и лучше, если я все-таки планирую закончить университет.
Впрочем, по тому, как мало я сделала за сегодняшний день, кажется, все-таки не планирую. Обнаруживаю себя то на кухне с отцом - мы пьем кофе, и он объясняет мне принципы работы атомного реактора, - то за шитьем, то за разговорами. Выходные дома явно не созданы для работы.
По ощущениям, когда закрываешь дневник, будто, как в детстве, закрываешься в комнате и прислушиваешься к себе - я здесь один (хотя на самом деле нет). Ниже можно посмотреть, чем я занимаюсь одна в закрытой комнате - у Clueso безумно трогательные тексты, а Теа так уязвимо прекрасна, что болезненно колет сердце.
Завтра я займусь тем же, чем и обычно - попробую быть организованной и ответственной, а сегодня - хорошей ночи, и прекрасного вам в ленту.

my love
thy hair is one kingdom
the king whereof is darkness
thy forehead is a flight of flowers

thy head is a quick forest
filled with sleeping birds
thy breasts are swarms of white bees
upon the bough of thy body
thy body to me is April
in whose armpits is the approach of spring


(E.E. Cummings)

@темы: калейдоскоп, Поэтическое, Verne

17:05 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.


Где сроки спутаны, где в воздух ввязан
Дом - и под номером не наяву!
Я расскажу тебе о том, как важно
В летейском городе своем живу.

Я расскажу тебе, как спал он,
Не выспался - и тянет стан,
Где между водорослью и опалом
День деворадуется по мостам.

Где мимо спящих богородиц
И рыцарей, дыбящих бровь,
Шажком торопится народец
Потомков - переживших кровь.

Где честь, последними мечами
Воззвав, - не медлила в ряду.
О городе, где всe очами
Глядит - последнего в роду.

@темы: Поэтическое, Мифопоэтика, Reise, Reise

21:38 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
10.10.2013 в 01:29
Пишет Рейтамира:

Возишься будто птенец, а уже большая.
Пеленаешься в безумные эти шали.
Хочешь, что б за тебя решали?
Так будет ещё страшней.

Кто любил тебя – никуда не делись –
Намешали табак и перец
И ночуют у ила дней.
Даже дни ведь не стали мельче.
Говори все слова из желчи,
Что б не рвало ими в исходе дня
(А, подожди: это не ты, а я)

Будь как маяк.
Стой и свети далече.

URL записи

@темы: Поэтическое

15:12 

Another brick in the wall.

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Человек каждый день поднимается, как на бой.
Человек каждый день поднимается, как на сцену.
Человек очень занят –
он между собой
и ещё одним человеком возводит стену.

Выше стены Китайской,
Китайской стены длинней.
Птица не перелетит,
не перелезет ящер.
Ласточкиного гнезда не совьют на ней,
и оставят надежду всяческие входящие.

За кирпичом кирпич, за плитой плита.
Без обеда, без ужина и без чая.
Смотри, человек, - я любил тебя так и так,
я вот так, и так, и так тебя не прощаю.

Хоть бы одна бойница, одно окно,
хоть бы свободный вечер -
майский, ветреный и бесценный...
Человек говорит: мне давно уже всё равно.
Мне не больно.
Мне просто нравится строить стены.

А там, на благословенной твоей стороне,
столько прекрасных мест, -
что же ты тянешь вожжи?

Человек стоит, прислонился щекой к стене.
Человек другой никуда не уходит тоже.


kaitana

@темы: На крылышках из бинтов, Поэтическое

21:31 

Хочется падать, плакать и спать. А еще чувствовать.

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Котенька, спать, говорю я, котенька, спать,
Глазки закрыть, кудлатых считать овец,
Вот же - шестая, седьмая, восьмая, де...
Котенька, спать, говорю я. Котенька, спать,
Небо решает чуть дольше не багроветь,
Небу смешно в пологой лежать воде,

Мглиться на глубине, а потом мерцать,
Желтой щекоткой смешить узколобый пруд,
Таять и медлить, но не уходить ничуть.
Котенька, спать, говорю я, котенька, спать,
Дайте мне точку опоры - я обопрусь,
Дайте мне точку полёта - я полечу.

Пухлые руки на полупустой груди,
Уличный свет, под ним телефонный свет,
Что-то еще под ним - разглядишь едва.
Котенька, спать, говорю я, не укради
Дня на каникулах, времени не во сне,
Заповедь номер восемь, поправка два.

Это такая заповедь: возлюби.
Пусть тебе пусто и трудно: поправка три,
Пусть тебе ясно и сладко: поправка два,
Овцы толпятся у двери, а возле лбы
Береговых камней - у них, посмотри,
Тоже овечья кудлатая голова.

Руки сложив на полупустом носу,
Медлит русалка и хочет, чтоб время вспять,
Чтоб никакого принца, чужой земли,
Чтоб ее голос не плавился на весу.
Дети больших кораблей не умеют спать.
Как не умеют спать и их корабли.

Это такая заповедь: потерпи.
Небо устанет мглиться, из-под куста
Выплывет враг. И мы его победим,
Дети больших кораблей - плоты, катерки -
Дайте мне точку встречи тех, кто устал,
Тех, кто еще кому-то необходим.

Котенька, спать. Над водой золотистый пар,
Небо, зевнув, распахнуло большую пасть
И проглотило русалок, овец, котят.
Дайте мне точку встречи всех, кто упал,
Нет, только тех, кто только решил упасть,
Вот они - спрыгнули вниз и летят, летят.


(А. Кудряшева)

@темы: Поэтическое

00:54 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Я усталый робот, дырявый бак. Надо быть героем, а я слабак. У меня сел голос, повыбит мех, и я не хочу быть сильнее всех.

@темы: Поэтическое

17:28 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
...и тогда оказывается, что я - не Герда.
Разве что босая - а кто не бос-то?..
Пить молоко, читать Марианну Гейде,
Между делом листать то Дали, то Босха.

Лотта, эвакуация в десять тридцать.
Слышишь, прием-прием, горизонт не виден.
Как же мне разглядеть-то тебя, сестрица,
С твоим сундучком на осенней Унтер-ден-Линден?

Поторопись, с карточками загвоздка.
Помнишь классную даму? Нет больше классной.
А в сундуке Щелкунчик с лицом из воска,
Ключик, замочек, бархатный мой, атласный.

Я тороплюсь, Лотта, уже восемь.
Лотта, еще не поздно - уже поздно.
Тише, Аннета, спи, это осень, осень
Крадучись, прячась - как не хватает слез нам,
На ладонях у нас вышивает желтые звезды. -

Пятипалые звезды, Лотта, душа моя, Лотта.


О.Р.

@темы: Поэтическое

15:51 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Тебя будут звать - Икар,
А лучше - Карл-
Вильгельм-Отто Лиллиенталь.
Давай, взлетай!

Тебя будут звать - смотри -
Антуан де Сент-Экзюпери,
а лучше - Сен-Жермен де Пари.
Давай, пари!

Ты сможешь вернуться назад, если я смогу
Выложить слово "вечность"льдинками на снегу.
Но у меня изрезаны пальцы в кровь -
Как ни стараюсь, выходит "любовь, любовь".
Тает, капает, букву к букве не донести,
Как ни крути, выходит "прости, прости".

Воск растекается, айсберг, заплыв в Гольфстрим,
Тает, пока мы тут о вечности говорим.
Думаешь, вечность? Точно удар поддых,
Сверху отлично видно: "Ich liebe dich" -
Как ни прикладывай - лёд - погоди - не тай -
Падает Карл-Вильгельм-Отто Лиллиенталь.

Даже из космоса, из нежилых систем
Звездных - отлично видно: "Je t'aime, Je t'aime" -
Лётчик мой растворяется в утреннем молоке
С огненной Розой в юношеской руке.
Ах, недолет, воздушный звенит поток.
Каждый земной сверчок должен знать шесток.

Глупая Эльза, не прогадай, смотри!
Глупая нежность, глупая Роз-Мари...
Стеклышко продыши, сказочку расскажи,
Смирительную рубашку ему свяжи.

...Марта, терзая пальцами флердоранж,
Крикнет - и он услышит, мин херц, мон анж, -
Не про люблю-люблю, не про жду назад, -
Он услышит, как льдинки ломаются и скользят:

- Карл!.. Они положили в пушку сырой порох!..


Ольга Родионова

@темы: Поэтическое

23:05 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.


Пофлужу немного собой для разнообразия. Кого под кат, меня под кат?!
Было очень холодно, а фотограф просил сделать "блокаду, у тебя все плохо, зима была долгой, хватит хихикать".
Собственно, навеяло.

Отозвали шпионов, собкоров, детей, послов; только террористы и пастухи. В этот город больше не возят слов, мы беспомощны и тихи – собираем крошки из-под столов на проклятия и стихи.
Те, кто раньше нас вроде как стерёг – производят стрельбу и ложь; лица вспарывает ухмылками поперёк, заливает их потом сплошь. Выменяй ружье на пару своих серёг и сиди говори «ну что ж»; смерть – неверная баба: прогнал и проклял, страдать обрёк, а хотеть и ждать не перестаешь.
Лето в оккупации – жарит так, что исходишь на соль и жир. Я последний козырь для контратак, зазевавшийся пассажир – чемодан поставлю в углу, и враг вывернется мякотью, как инжир; слов не возят, а я на ветер их, как табак, я главарь молодых транжир.
Слов не возят, блокада, дикторов новостей учат всхлипывать и мычать. В сто полос без текста клеймит властей наша доблестная печать. В наших житиях, исполненных поздних вставок, из всех частей будут эту особой звездочкой помечать – мол, «совсем не могли молчать».
Раздают по картам, по десять в сутки, и то не всем – «как дела», «не грусти», «люблю»; мне не нужно, я это все не ем, я едва это все терплю. Я взяла бы «к черту» и «мне не надо чужих проблем», а еще «все шансы равны нулю».
Бросили один на один с войной, наказали быть начеку. Теперь все, что было когда-то мной, спит не раздеваясь, пьет из горла и грызет щеку. И не знаешь, к кому тащиться такой смурной – к психотерапевту или гробовщику.

Дорогой товарищ Небесный Вождь, утолитель духовных жажд. Ниспошли нам, пожалуйста, мир и дождь, да, и хлеб наш насущный даждь. Я служу здесь осени двадцать две, я стараюсь глядеть добрей. Если хочешь пыточных в голове -

Не в моей.


(В.П.)

@темы: ключи, Поэтическое

15:05 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Lied vom Kindsein

Als das Kind Kind war,
ging es mit hängenden Armen,
wollte der Bach sei ein Fluß,
der Fluß sei ein Strom,
und diese Pfütze das Meer.

Als das Kind Kind war,
wußte es nicht, daß es Kind war,
alles war ihm beseelt,
und alle Seelen waren eins.

Als das Kind Kind war,
hatte es von nichts eine Meinung,
hatte keine Gewohnheit,
saß oft im Schneidersitz,
lief aus dem Stand,
hatte einen Wirbel im Haar
und machte kein Gesicht beim fotografieren.

Als das Kind Kind war,
war es die Zeit der folgenden Fragen:
Warum bin ich ich und warum nicht du?
Warum bin ich hier und warum nicht dort?
Wann begann die Zeit und wo endet der Raum?
Ist das Leben unter der Sonne nicht bloß ein Traum?
Ist was ich sehe und höre und rieche
nicht bloß der Schein einer Welt vor der Welt?
Gibt es tatsächlich das Böse und Leute,
die wirklich die Bösen sind?
Wie kann es sein, daß ich, der ich bin,
bevor ich wurde, nicht war,
und daß einmal ich, der ich bin,
nicht mehr der ich bin, sein werde?

Als das Kind Kind war,
würgte es am Spinat, an den Erbsen, am Milchreis,
und am gedünsteten Blumenkohl.
und ißt jetzt das alles und nicht nur zur Not.

Als das Kind Kind war,
erwachte es einmal in einem fremden Bett
und jetzt immer wieder,
erschienen ihm viele Menschen schön
und jetzt nur noch im Glücksfall,
stellte es sich klar ein Paradies vor
und kann es jetzt höchstens ahnen,
konnte es sich Nichts nicht denken
und schaudert heute davor.

Als das Kind Kind war,
spielte es mit Begeisterung
und jetzt, so ganz bei der Sache wie damals, nur noch,
wenn diese Sache seine Arbeit ist.

Als das Kind Kind war,
genügten ihm als Nahrung Apfel, Brot,
und so ist es immer noch.

Als das Kind Kind war,
fielen ihm die Beeren wie nur Beeren in die Hand
und jetzt immer noch,
machten ihm die frischen Walnüsse eine rauhe Zunge
und jetzt immer noch,
hatte es auf jedem Berg
die Sehnsucht nach dem immer höheren Berg,
und in jeden Stadt
die Sehnsucht nach der noch größeren Stadt,
und das ist immer noch so,
griff im Wipfel eines Baums nach dem Kirschen in einem Hochgefühl
wie auch heute noch,
eine Scheu vor jedem Fremden
und hat sie immer noch,
wartete es auf den ersten Schnee,
und wartet so immer noch.

Als das Kind Kind war,
warf es einen Stock als Lanze gegen den Baum,
und sie zittert da heute noch.


Peter Handke

@темы: Поэтическое

16:45 

О сережках и смысле.

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
В третий день января Рита входит в бюро находок.
Говорит, потеряла сережки, смысл, подарок мужу.
Кладовщик заверяет: "Гражданка, не все так плохо,
Все бывает гораздо хуже.

Опишите сережки?" - "Стекло и дешевая сталь."
"Где купили?" - "В ларьке у метро, разменяла тыщу."
"Как давно?" - "Было холодно, кажется, был февраль.
Я носила пальто до колен, на щеке был прыщик.

Я жила в коммуналке, окнами в узкий двор,
засыпала под Animal Planet и ела на завтрак сыр.
Я купила в Икее стеллаж, абажур и ковер,
мой мужчина читал Камю и растил усы.

И сережки лежали в кармане того пальто.
Мне уже не идет серый цвет, да и ноги уже не те."
- "Вы неправы, прекрасные ноги. А что потом?"
- "А потом все закончилось. Он меня расхотел."

Кладовщик долго ищет в подсобке, шуршат мешки.
Рита слышит его бормотание, кашель, его смешки.
Наконец он выносит сережки.
Серебро и рубин с мягким бликом от сотни ватт.
"Ничего не найти, просто жуткий бардак, виноват.
Забирайте эти, и бог с ним, что не похожи.

А какой был подарок?" - "Перчатки, шапка, носки и зонт.
Темно-синий пакет, перевязанный алой лентой."
- "А приметы получше?" - "На этом пакете узор:
карта неба - галактики, звезды, планеты, кометы."

- "Вам приятно смотреть на небо?" - "Скорее, да.
Муж не спит по ночам, варит кофе и пишет роман.
У него есть мигрени, запущенный кариес и борода,
Он из тех, кто сломав себе ногу, стыдится хромать."

- "А не прост ли подарок?" - "Он сам бы себе не купил.
Для него замерзать попривычней, чем есть и пить.
Для него мир - как снежная буря: из мелких изящных крупиц,
уникальных, но тающих, раньше, чем их запомнят."

Кладовщик пожимает плечами: "Купите ему тетрадь.
Сколько слов на него не сложи, сколько сил не трать,
Он навряд ли изменится, лишь бы не начал врать
в неминуемых паузах, чтобы их чем-то заполнить."

- "То есть, не находили?" - "Бросьте. Подарок плох.
Надарите ему впечатлений, всех этих крох,
от которых становится тесно в решетке строк,
и колотит под ребрами."

"А со смыслом поможете?" - "Вроде уже помог. -
кладовщик запирает свой склад на амбарный замок, -
Чтоб Вы знали, ваш смысл искать нужно Вам самой.
Я и так был сегодня добрым."

Третий день января. Частый дождь точит плотный лед.
Пешеходы бредут по-пингвиньи к своим домам.
Рита прячет сережки в сумку. А с неба льет.
В Петербурге опять зима.


Миша Рудин

@темы: Поэтическое

Эквилибристика чувств

главная