• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ключи (список заголовков)
13:42 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Ехидная натура ноосферы, это когда ты встречаешь мужчину своей мечты, а он стоит за профессорской кафедрой и читает лекцию по международному уголовному праву.
Тем больше причин наконец-то заглянуть в учебник, с другой стороны.

Правы те, кто говорит "ты все знаешь сама" и "ты все можешь", но самое трудное, как всегда, - не сдать экзамены или сделать что-то важное, а банально вылезти из-под одеяла.
You know that panic attacks in the morning when you are too scared to get out of bed and face life? Well I get them too.

@темы: Bits and pieces, ключи

15:44 

Итоги, которых не было.

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
С наступившим вас, дорогие мои. 2014-й все, over and done, разлетелся на фейерверки и мандариновые шкурки, после прочтения сжечь. Итогов, если честно, подводить не хочется - год был трудный, надеюсь, следующий будет лучше.
Фильмов в этом году было 85, книг - 15 (плюс несметное количество разнообразных статей и учебников). Лучшее книжное открытие года - рассказы Макса Фрая ("Ветры, ангелы и люди" и сказки Вильнюса), лучшие фильмы - немецкий Renn, wenn du kannst и "Выживут только любовники" Джармуша.
Из новогодних resolutions осталось только желание вновь обрести дом и свое место в мире, ибо маятник, качнувшийся в этом году для меня, так и продолжает равномерно качаться, и у меня уже, надо сказать, кружится голова от его колебаний.
Желаю вам хороших праздников и прекрасных дней в новом году!
Cheers :heart:


@темы: Читатели, ключи

01:01 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Я наконец-то дома, гуляю по морозному снежному городу и смотрю по вечерам рождественские спешлы Доктора, поедая мандаринки. Наступающий наступает.
Life is good.

@темы: ключи

04:48 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Через два дня еду в Польшу к Агнешке. В планах Штеттин и, возможно, Познань (как вариант Вроцлав, но это вряд ли). Жду этого так, будто я ребенок, которому обещали на Рождество чудо и много желанных подарков. (Возможно, это как-то связано с смс-ками в духе "приезжай я жду тебя!", которые я получаю каждый день.)
Вообще Польша у меня - отдельная своя любовь и место в сердце. Сейчас серьезно думаю о том, чтобы ехать туда на третий семестр обучения, который у нас нужно обязательно провести заграницей. Я сначала хотела в Страсбург, но сейчас выбираю скорее между Чехией и Польшей (есть еще Будапешт, но я умру учить их язык). Логичные доводы перевешивают в сторону Чехии, но сердце зовет в Польшу, и с этим я пока не могу ничего поделать. Решать, конечно, буду не я одна, и не прямо сейчас, но все-таки, все-таки.
Вот вы бы что выбрали, если бы у вас была возможность? (Там есть еще Дания, Вильнюс, Вена и Хорватия, если что).

А через неделю буду в Питере. Самое время ставить елку, надевать носочки с пингвинятами и печь праздничный торт!


@темы: калейдоскоп, ключи

04:15 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Быть русской в двадцать первом веке и в добровольной эмиграции (то есть быть мной) теперь еще означает беспомощно плакать на балете, если он поставлен на музыку Рахманинова и хотя бы отдаленно напоминает классический. И всех, кто кричит об агрессии и глорификации, хочется посадить в первый ряд и заставить смотреть, методами "Заводного апельсина" при необходимости, - смотрите, внимательно смотрите, вот это - Россия, а свою ненависть вы себе, каждый, придумываете сами.
В этой музыке как будто все, что я есть - и как ни пытаешься сдержаться, не получается, она уже внутри и вокруг, везде. Закрываю глаза и вижу сцену Мариинского, бархатные очертания бельэтажа и снег на Театральной, когда выходишь. Никогда раньше не понимала, почему эмигранты возвращались на родину, зная даже, что их ожидают гонения и лагеря, - теперь, кажется, догадываюсь. Пока не уедешь, даже и не знаешь, из скольких культурных кусочков и осколков ты сложен, а потом они вдруг все разом начинают болеть и проситься домой, - потому что они все кусочки целого, огромный подсознательный фундамент, который складывался годами.

@темы: ключи

02:42 

lock Доступ к записи ограничен

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:25 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Агнешка приезжает в субботу, и наши планы на выходные звучат, как романтический уик-энд на двоих - "я поведу тебя в ресторан", "мы будем пить вино и есть лучший сыр, который есть в магазинах", "и смотреть Доктора Кто под одеялом". Наши планы на мой приезд в Рождество звучат и того лучше - меня будут знакомить с родителями, кормить лучшей польской едой и спасать от родственников, которые "болтают слишком много". Прямо сейчас и поверить трудно, что на Рождество я действительно снова поеду в Польшу, - но Агнешка со свойственной ей решительностью makes things happen: гуглит билеты, предупреждает семью, прикидывает даты. Все это время я старательно не задумывалась об этом, опасаясь уронить на весы "не хватания" еще и ее отсутствие, но - как же я скучала. По дружному хохоту, вечным bossy remarks, спорам, польской музыке в колонках, постепенному присваиванию друг друга. Прошлогодний семестр многие люди сделали для меня незабываемым, но без нее он бы просто во многом потерял свой смысл.
Все изменилось, - я вернулась сюда как будто по-иному, и в этом новом качестве мне гораздо сложнее. И дело даже не в лекциях по международному праву, из которых я понимаю в лучшем случае процентов 60, и не в дедлайнах и обязательствах. Все изменилось просто потому, что здесь больше нет Даши, которой можно было позвонить в любое время дня и ночи с самым дурацким поводом и перемывать косточки знакомым, нет Игоря, который мог завалиться в гости в будний день вечером не слушая мои робкие протесты, нет Татьяны и Корнелии, нет Марко, чья улыбка и спонтанные объятия нередко были единственным стоящим поводом выйти из дома.
И, конечно, складываются новые истории, выпадают дороги и люди, места и картинки. Но, наверное, это такое особое осеннее действие на меня - я все никак не могу перестать оборачиваться, je manque de toi, je manque.
Поэтому жду субботы и пью горячий чай, я девочка, я не хочу ничего решать, я хочу новую книжку и теплый свитер.

@темы: ключи

01:04 

lock Доступ к записи ограничен

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:13 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
О том, что ты в Европе, начинаешь осознанно догадываться, когда твои новые одногруппники стройной колонной проезжают мимо тебя на велосипедах. Они у меня, к слову, безумно милые и дружелюбные, даром что их разноголосый хор я понимаю пока далеко не всегда.
Германия неизменно радует упорядоченностью и несгибаемой логикой: трудности случаются, но что-то подсказывает мне, что по сравнению с жизнью в среднестатистической питерской коммуналке все мои проблемы - ерунда (вроде того, что непонятно пока, на какие крючки крепятся шторы; и нужен человек, который бы повесил мне зеркало, которое, кстати, надо еще найти).
Из хороших новостей - французский я все-таки еще немного помню, и целых сорок минут сегодня на нём даже разговаривала, - это из тех трех часов, что мы проболтали с Сарой в сумме на четырех языках. В перерывах между французским, русским и немецким я наслаждалась ее лондонским акцентом и думала, как бы заманить ее с нами на вечеринку с едой в пятницу.
Снова попадаюсь на знакомую удочку "ой, а что это за симпатичный мальчик, он со мной в группе? черт, это наш новый препод..." Такие все эти немцы высокие да красивые, глаза разбегаются. Хотя я, наверное, когда-нибудь привыкну. Или нет. Черт его знает :inlove:

@темы: ключи, калейдоскоп

01:13 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Боуи играет, вино открыто, время историй на ночь, дорогие мои.
Здесь очень-очень тепло, у нас в Питере даже летом, кажется, не бывает таких спокойно-солнечных и теплых дней. Та самая желто-красная осень, когда ходишь в плаще нараспашку и балетках, ворошишь листья ногами и дышишь насыщенным воздухом с гор. Возвращение - это всегда новые эмоции, накладывающиеся на старую картинку, неожиданные встречи со знакомыми, отсутствие культурного шока как класса и прекрасное чувство, что ты хоть немного, но вписываешься в эти солнечные утра, в эти улицы и в эту картинку.

Вчера мы ездили в небольшое путешествие по Саксонии с Кларой и Робертом, ее соседом (он сам откуда-то из Erzgebirge, поэтому вызвался поехать с нами в качестве самого безграмотного на свете гида и fellow tourist. Безграмотного, потому что пару раз сам заблудился, и мы с ним ухитрились опоздать на поезд и уехать совсем не туда, куда собирались). Первая хорошая новость, это то, что если сначала я Роберта понимала не всегда (говорить по-немецки с другими студентами по обмену и говорить на нем с немцами - две совершенно разные вещи), то к вечеру мы свободно болтали и даже играли на обратном пути в ту игру, когда надо загадывать друг другу персонажей и писать имена на бумажках. ("Ich bin eine tote Frau. Super!") Вообще я поняла, что после того дядечки церковного смотрителя, который вел экскурсию в соборе Фрайберга, остальные немцы говорят _очень_ понятно. А уж Роберт вообще чуть ли не по слогам разговаривает. (Вообще нет, но по контрасту ощущение было именно такое). Но про Фрайберг дальше. Удивляюсь терпению немцев: по крайней мере, тех из них, которых я встречала. Роберт совершенно спокойно нам все повторял и объяснял даже и по нескольку раз ("Ты не поняла? Ну вот смотри... Объяснение ты тоже не поняла, да?..") А еще он внезапно первый после Крея немец из тех, с кем я близко общалась, у кого действительно отличное чувство юмора. Обычно оно у них либо мягкое и ненавязчивое (как у Фло), либо глубоко спящее (как у Макса). А Роберт за два дня меня основательно простебал на тему стереотипов про русских девушек ("Клара, смотри, у нее нормальные туфли!"), всю дорогу хихикал над Кларой, а потом мы уже дружно ржали над Риезой и ее гипотетическими неонацистами. (Мы проезжали Риезу по дороге из Дрездена и не могли ничего вспомнить о ней, кроме того, что там делают макароны, и там много неонацистов. В красках представляли суровых наци, поедающих спагетти). Всего в сумме мы были в трех городах, хотя Дрезден можно не считать, потому что мы там просто пересаживались. Большую часть дня провели в Кемнитце и в Фрайберге. Фрайберг впечатляет гораздо больше: маленький милый городок в предгорьях с милым старым центром и небольшим замком, кучей кафешек и праздно прогуливающимися людьми на площадях. (Опять же здорово путешествовать с немцами: они могут объяснить вам, что же такое делают местные дети с мотивировкой "ой, да я тоже так развлекался"). После короткого тура по центру мы отправились в собор с твердым намерением подняться на башню, но - вместо этого нам провели полноценную экскурсию по всем закоулкам и коридорам собора - честное слово, я почувствовала себя Квазимодо. И самое обидное, что дядечка-смотритель говорил настолько быстро и с таким акцентом (саксонским), что поняли мы с Кларой в лучшем случае процентов тридцать. Самое забавное было, когда перед выходом на собственно балкон он объяснял нам принцип спасения людей при пожаре ("Я обвязываю вас веревкой и спускаю вниз..."), а мы решили, что он хочет нас прямо сейчас катапультировать куда-то с помощью стоявшей там же устрашающей конструкции. Дело усугубил тот факт, что Роберт на балкон выходить отказался наотрез, а нас, наоборот, упорно туда выпихивал - я серьезно решила, что этот балкон сейчас подо мной обвалится. А потом выяснилось, что он просто высоты боится, а мы там тряслись обе, как осиновые листы. Саксонский диалект - та еще прелесть, если я когда-нибудь буду его понимать, инициацию можно считать завершенной. Однако же при всем при том - кто может похвастаться, что видел каморку смотрителя собора, откуда наблюдали за городом и сообщали о пожаре? И нам Роберт потом все рассказал, что мы прослушали.
Потом мы еще погуляли по городу, поискали с помощью местных жителей главный городской собор ("DAS IST KEIN DOM"), заодно с удивлением осмотрели местную Петерскирхе, а именно церковь, где вместо лавочек стояли столы и при входе располагался вполне такой настоящий бар с разными сортами пива (реально, в церкви!!). Собор мы таки нашли, и довольные отправились в обратное путешествие, из Фрайберга в Дрезден, из Дрездена в Лейпциг. Уже по дороге в Лейпциг в поезде видели, как раздраженный отец связал чересчур активное чадо его собственными носками. То есть просто так взял и связал. Мы с Кларой лежали от смеха, а Роберт пытался нас отвлечь рассказами про неонацистов. Ну и собственно потом мы играли в персонажей.
А сегодня мы ездили на джаз-концерт на главной площади и блошиный рынок в Плагвитц и искали мне настольную лампу, но это уже совсем другая история.
А завтра у нас пикник в парке, ага. Ждите вести с полей!


@темы: ключи, калейдоскоп

15:46 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Всем, кто написал, - спасибо, и у меня все хорошо, правда.
Меня тут Мантихор назвала в числе претендентов на выполнение популярного в моей ленте последнее время флэшмоба "Дней счастья". Я сначала хотела подождать с ним недельку, потому что он длится всего семь дней, а самое интересное начнется как раз позже. Но потом подумала и решила, что счет можно начать прямо сейчас, а при желании просто продлить его ;-) Начну со вчерашнего дня.

Суть в том, чтобы на протяжении 7 дней постить каждый день по три хороших новости из своей жизни. Что-то, что вас порадовало: приятная покупка, интересная и добрая ситуация с людьми на улице, сериальные события дня, да что угодно. Обязательно осаливаете мобом френдов.
Я ни на что не намекаю, но с удовольствием бы почитала хорошие новости от hayedeh74 , Рейтамира, |_Dea_|.

День первый, 25 сентября.

День второй, 26 сентября.

День третий, 27 сентября.

День четвертый, 28 сентября.

@темы: ключи, калейдоскоп

01:12 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Накануне переезда чувствую себя немного Моффатом - никогда не смогу подобрать все сюжетные линии и увязать хвосты.
При этом ужасающе сентиментально жалко выбрасывать тетради и старые пособия, какие-то книжки по русской литературе и стилистике, которые перехватила где-то на факультете с моим обычным "потом когда-нибудь почитаю". Слишком много книг, которые не прочитаю за оставшийся месяц, и дел, которые не успею сделать.

@темы: ключи, Bits and pieces

23:19 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Перевожу про итальянских художников и убранство дворцов, а по ночам снится мой итальянец - смеется и ведет куда-то по слабо освещенным залам. Просыпаюсь счастливой, перевожу дальше.

@темы: Петербургские сновидения, ключи

01:34 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
«Конечно, все существующее - прекрасно. Знаете, что - мы такое? Что мы с вами такое? Мы часть огромной прекрасной картины или даже мистерии. И каждая часть, каждое мгновение имеет смысл. И все прекрасно. Нужно только уловить гармонию момента.»*

В это самое мгновение на сцене двое, и за ними зажигаются в глубине осязаемо нереальные театральные звезды. Так они замирают, освещенные софитами, трепещущие, вопрошающие, живые. И я вижу эту красоту и гармонию, я вижу ее.
И по-настоящему верю, что театр - та самая древняя, вечная, полная тайного знания мистерия, где зритель наравне с божеством, потому что наблюдает не реплику, а настоящую, истинную жизнь и смотрит в души и в лица.
Еще мне кажется, он живой: и спустя годы любви к нему обозначает свою взаимность: билеты достаются мне подарком от судьбы, самый центр первого ряда - и все, что звучит со сцены, звучит прямо в меня. Я полна им, этой любовью и собственным сердцем, которое, я знаю, с необыкновенной силой живет именно в этом маленьком театре.

*цитата из спектакля Молодежного театра на Фонтанке "Фантазии Фарятьева"

@темы: Тени в театре, ключи

02:13 

Where your heart is.

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
And even when you know the way it's gonna blow
It's hard to get around the wind


Как всегда, когда много событий происходит зараз, не успеваю записывать: впечатления нанизываются на нитку дней, как яркие, блестящие и теплые на ощупь бусины, - эта из можжевелового дерева и пахнет лесом и высокогорными курортами, эта из прозрачного голубоватого хрусталя, эта из звенящего металла, - и удобно ложатся в руку - перебирать.
Спустя четыре года снова оказаться в актовом зале СПбГУ на Менделеевской линии, который так поразил меня в первый раз (тогда мы приехали с мамой на день открытых дверей, и я, влюбленная в то время в Серебряный век и его холодную старину, очарованно оглядывала высокий потолок и горделивые колонны и сразу же заявила, что хочу, очень хочу тут учиться) - оказаться там и в последний, наверное, раз - на какое-то время точно. В торжественной черной мантии и счастливой шапочке на резинке (у остальных были на завязочках и все время сваливались) принимать свой заветный носок диплом из рук добродушного Богданова, фотографироваться, обнимать всех своих-чудесных - вот и все, друзья и коллеги, вот и все, альма матер, Хогвартс мой, родные коридоры, запах кофе и пыли, вот и все. И конечно я на пути вперед и вверх и ни о чем не жалею, но когда я листаю списки зачисленных в магистратуру и ищу знакомые имена, когда думаю, что хорошо было бы сходить в сентябре к научнице и попрощаться, когда слышу от своих планы на осень и рассказы о вступительных экзаменах, - какая-то часть меня рвется и ноет тоскливо, будто действительно место мое здесь, и всегда будет. С этими людьми, моими уже по праву, в этих коридорах и огромных, будто бальных, лекционных залах. Где античные колесницы, шум и ярость, осенние кружащиеся листья на Менделеевской и Маленький Принц в снегу зимой, кофе по утрам, когда идешь на перехват, и дружный смех после экзаменов, лекции в саду в июне, литературные экскурсии и тихие часы в библиотеке, столько прекрасных дней, столько любви и столько нежности. Альма матер, Хогвартс, дом для сердца. Кто виноват, что сердце выросло и уже не помещается в старых стенах, просвечивает сквозь трещины чужим светом? Часть его останется здесь навсегда (я не Шопен, чтобы вмуровывать в колонну целое), а главное, что я здесь нашла - знания, воспоминания, друзья, бесконечная греющая любовь - останется со мной, куда бы я не уехала.

Первое знакомство, когда мы бродили по таким манящим и таинственным коридорам и разбирали старую библиотеку.
Первый день, когда со сцены впервые звучали слова о языке и любви, а мы оглядывали друг друга украдкой и убежали потом в Сабвэй знакомиться.
Первый месяц - месяц фонетики - когда университет казался огромной неизведанной территорией, каждое утро нас встречала улитка, мы учили строение речевого аппарата и исследовали уголки и друг друга.
Первый экзамен, на котором я - единственная с потока - вытащила счастливый "чистый" билет, дающий право отвечать ту тему, которую хочется, и задумчивый Карпов слушал меня с улыбкой в глазах.
Первая закрытая сессия под девизом "Катулл, не будь тряпкой!!"
Первый праздник группы в Севере. Первый Новый Год в теплом сумраке у Кэт.
Первые потери и разочарования, рутина, которая чаще лечила и вытаскивала, чем раздражала. Как бы плохо мне ни было, в университете я забывала обо всем, я была частью этой жизни, я смеялась и решала задачи, переводила, читала, карусель крутилась.
Первая закрытая летняя сессия и абсолютно беспрецедентный и до сих пор ни разу не повторенный пьяный угар. Серьезно, я ни разу больше так не напивалась. Проснулась с адским сушняком и синяком под глазом, Димка до сих пор припоминает.
Первое возвращение в новом сентябре.

И дальше - больше и лучше, зимние рассветы и долгие вечера, лекции и семинары, конференции и курсовые, спецкурсы и все это, все это, все это. Бесконечные вдохновляющие горизонты, полные весны и пьянящего воздуха, место, где чувствуешь себя дома. Со школой у меня такого не было, - а университет я люблю - нежно, тепло, иногда слегка ворчливо, как и полагается любить свое, родное.

Это были такие прекрасные четыре года. Мой Золотой век.
И будет, конечно, еще лучше. Ведь я поеду в Лейпциг.

@темы: ключи, калейдоскоп, amore mare

02:02 

lock Доступ к записи ограничен

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:34 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Еще пока была в Германии я внезапно заинтересовалась молодежной культурой - как общественным явлением и действующим фактором всяких-разных сфер культуры и искусства. Где-то на просторах интернета есть посвященный этому блог со статьями, фотоколлажами, интервью и сборником документалок на эту тему - от немецких Halbstarke из 50-х до современных юных обитателей каменных джунглей и субкультурных миров. Все яростные протесты, марши за и против всего, что только можно, всплески неконтролируемой агрессии и эйфории, увлечения и предания анафеме, алкоголь, наркотики, танцы, любовь, смерть, все без спросу и все взаправду, smells like teen spirit.
Наверное, я уже достаточно выросла, чтобы вызволить себя самое из ощущения себя неловким-неправильным подростком и из панической ненависти к ним же и к их агрессии. И могу в некотором роде посмотреть на это отстраненно как на хрупко-болезненное состояние, которое, наверное, самое честное в мире и есть. То есть вот когда я была еще там, мне было большую часть времени страшно-душно-обидно, тем более что подростковый ангст-то был, а пресловутый дым-чад бессмертных юных лет все не наступал (он случился со мной уже позже и, надеюсь, случится еще). А сейчас вот внезапно включилось осознание, что все ошейники с шипами, крыши, поцарапанные диски, шепотки за спиной, провинциальные рок-клубы, поцелуи в тамбуре пригородных электричек - именно то, что принято считать best records, золотой классикой жанра. И в том-то самое прекрасное, что угловатость по большей части прошла - я уже не избегаю больших компаний и даже отмираю ко второму часу не без помощи алкоголя, уже не только умею сохранять контроль, но и учусь не бояться его терять, уже наконец-то чувствую себя собой чаще, чем наоборот - а молодость продолжается, в барах, на звенящих трамваями проспектах, и застывает время по ночам, начинается балет автомобилей.
И только иногда я ловлю краем глаза серый силуэт какой-то школы и две тоненькие фигурки у окна туалета третьего этажа, и тоскливо ноет сердце. There is a light that never goes out, но некоторые вещи все-таки не вернуть.


@темы: ключи

02:00 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Люблю Джека. Только этот сумасшедший британец может безнаказанно писать мне "I fucking love you!" в два часа ночи. И заявлять "русские прекрасны! Хотя вообще из русских я знаю только тебя. Но ты прекрасна!"
<3

@темы: ключи

02:29 

Доступ к записи ограничен

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:55 

Everyone you meet is fighting a battle you know nothing about.
Мне кажется, про мое состояние уже можно говорить: "эмоционально нестабильна".
Не успела немного отпустить очередная фаза романской весны (ох, девочки, дразнившие меня на первом курсе "мерссским романофилом" как в воду глядели), как накатывает волнами злость и раздражение, и "вы любите меня недостаточно, вы любите меня не так, как я хочу", и какие-то теребящие огрызки недоделанных дел. Люди уже, кажется, начинают что-то понимать и не попадаются на пути лишний раз. И в то же время - приступы судорожного, как кашель, вдохновения, бешеного упрямства и - я не позволю никому помешать моей мечте. Марко тут жаловался на бумажки и бюрократию, и я так яростно призывала его с ними бороться, что, кажется, даже удивила.
Мне кажется, будто мне не хватает пространства и воздуха - как будто меня резко ограничили, сжали точку зрения, и чтобы в изменившейся ситуации не выпустить важные ниточки, приходится мучительно собирать себя, останавливать, одергивать, запихивать на несколько часов в кофейни с ноутбуком, чтобы сделать важное. Дома - не получается, как не получается выправить режим и заставить себя ходить на пары. Нестабильна погода, нестабильно течение моего дня, вообще ничего не стабильно, но это нужно как-то преодолеть, потому что есть цель и есть время, которое ускользнет безвозвратно, если я ему позволю. И есть люди, которые в меня верят.
Самоорганизация никогда не была моей сильной стороной, и как мне удается вообще хоть что-то сделать при этом - загадка. Я вся - о вдохновении, о порыве, и когда порыв проходит, движение затухает. А мне в кои-то веки нужно, чтобы оно продолжалось, и в конце концов достигло конечной точки.
В эти дни я иногда безотчетно представляю себя итальянкой, большеглазой и пышноволосой, дикой и свободной, вольной в образе и поведении, как нечто безусловное. Хочется плевать на мнение окружающих и быть тем, кем хочется быть именно в этот момент (ведь только моменты вечны) - и носить броский макияж в стиле "Черного лебедя" или не носить его вовсе, надевать строгие платья или дурацкие растянутые свитера и в каждом сумасшедшем жесте быть неидеальной, но живой и совершенной. Я видела таких девушек, и их стиль жизни, их умение так жить - это чертовски заразительно. Мне ужасно интересно было бы увидеть его сестру - я знаю о ней совсем немного: ее зовут Элеонора, и она давно сидит на марихуане, и потому представляю ее совсем как Теа Фалько из "Io e te". Мне кажется, эти люди знают о жизни что-то, чего не знаю я - и все эти люди на улицах, проходящие мимо с усталыми лицами. Я чувствую запах тайны, ее дыхание на моем лице (особенно при поцелуях - совсем рядом, почти во мне), но истинное непроизносимое имя ускользает. Пойду посмотрю еще Бертолуччи на ночь.
В Лейпциге, когда мне было очень хорошо или я переставала понимать себя, я открывала окно и текилу, стреляла сигареты у соседки и, сидя на подоконнике, говорила с Богом под музыку Боуи. Я не люблю вкус сигарет, но приходится признаться, эти моменты стоили того абсолютно. Вообще мне кажется, текила лечит печаль лучше шоколада, Марина Ивановна.
Пожалуй, мне не хватает здесь этой возможности.

@темы: ключи, Мифопоэтика

Эквилибристика чувств

главная